?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

После того как люди поели, Орельяна собрал своих пятьдесят с чем-то спутников на совещание. Он сообщил, что хочет вернуться на корабле вверх по реке, чтобы присоединиться к Гонсало Писарро, сколь бы трудно выполнимой ни казалась эта задача. Однако большинство его соратников считали, что это «будет для нас катастрофой, если мы попытаемся вместе с вашей светлостью подняться вверх по реке» . Они высказали надежду, что Орельяна не станет ставить их в неловкое положение, когда они будут вынуждены выказать ему неповиновение и таким образом сделаться изменниками – прибавив, что, с другой стороны, они с готовностью последуют за ним, если он изберет другой путь, на котором их жизни, возможно, будут спасены. В завершение они объявили, что «моряки – и те, кто находится здесь, и те, кто плыл на корабле и в каноэ, – уверяют, что мы находимся более чем в 600 милях сухопутного пути от того места, где расположены экспедиционные войска губернатора Гонсало, и все это без единой дороги или поселения, но, напротив, весьма дикие и поросшие лесами области, о чем нам довелось в полной мере узнать по собственному опыту».
Как было принято у испанцев в то время, все, кто был согласен с этим, изложили свои взгляды на бумаге, после чего подписали документ. Там можно видеть имена монаха-доминиканца Гаспара де Карвахаля, нотариуса Франсиско де Исасаги, а также нескольких Энрикесов, Гутьерресов и Родригесов.
На следующий день, 5 января 1542 года, Орельяна позвал нотариуса Исасагу и объявил, что, хотя это и не совпадает с его желанием, экспедиция будет продолжаться далее, при условии, что они некоторое время подождут и посмотрят, не смогут ли Гонсало Писарро и его спутники их нагнать – ибо в противном случае, поскольку у них на борту находится много вещей, принадлежащих людям Гонсало, они рискуют быть обвиненными в воровстве. Эта сцена – заявление, сделанное в присутствии нотариуса, в месте настолько отдаленном, что скорее всего на протяжении тысячи миль вокруг нельзя было найти другого европейца, на берегу реки, которую до тех пор не посещал ни один европейский путешественник, – иллюстрирует поразительную сторону великого испанского завоевания.

...........................

Орельяна принялся строить другой корабль на замену «Сан-Педро», к этому моменту почти развалившемуся. Эстремадурец Хуан де Алькантара и галисиец Себастьян Родригес пообещали изготовить необходимое количество гвоздей, невзирая на то, что ни один из них не имел опыта в подобных делах. Они выполнили обещание: через двенадцать дней 2000 гвоздей были готовы. Для этого они соорудили меха из сапог и построили кузнечный горн. Испанцы валили деревья и обтесывали бревна, вместо пакли для заделки щелей использовали хлопок, вместо дегтя – свежую смолу, собранную с деревьев. Новый корабль был готов приблизительно через сорок дней. Руководителем всех этих действий был Диего Мексия, плотник. Он писал: «Удивительно было наблюдать, с какой радостью работали наши спутники. Среди них не было ни одного, кто был бы привычен к подобной работе, однако, тем не менее, они вели себя так, словно были профессионалами»
Хью Томас Золотой век Испанской империи

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
novy_chitatel
Sep. 24th, 2019 03:03 am (UTC)
тоже самое с русскими первопроходцами в Сибири.

Первая половина 17 века, река Колыма, тысячи и тысячи верст до цивилизации. Русские первопроходцы в непроходимой тайге тем не менее умудряются подписывать кредитные контракты, платить налоги и писать письма в Москву. (самое интересное, что письма доходят)
lilibay
Sep. 24th, 2019 08:06 am (UTC)
Ну да, казачий круг и пьяный дьячок-крапивное семя, "запорожцы пишут письмо турецкому султану"))
( 2 comments — Leave a comment )